Психодинамические теории

Это название относится к классической теории Фрейда и вытекающим из нее теориям, согласно которым поведение де­терминировано равновесием, возникающим между динамиче­скими силами, воздействующими на индивида. Поведение час­то непонятно для наблюдаемого или наблюдателя, поскольку ни один ни второй не осознают всех существующих мотивов в конфликтов.

Фрейд считал, что поведение детерминировано главным образом неосознанными, инстинктивными влечениями; на их проявление влияют характер окружения и «моральность». Он утверждал, что психика делится на три части: Оно (ид), Я (это) и Сверх-Я (супер-эго), причем неосознанные биологические инстинкты, в основном половой инстинкт и инстинкт агрессии (Эрос и Танатос), находятся в ид. Супер-эго, созданное благо­даря интериозации ценностей и норм, перенятых от родите­лей, учителей и взятых из культурной традиции в раннем дет­стве, в общих чертах соответствует «сознанию». Эго занима­ет центральное место. На него влияют не только ид и супер-эго, но и внешняя среда, из которой поступает информация в виде сенсорных раздражителей, дополненных памятью преды­дущих событий. Пытаясь сохранить равновесие между требо­ваниями ид, супер-эго и действительности, эго руководствует­ся принципами самосохранения и избегания боли. Угроза его безопасности может исходить от внешней среды, неудовле­творенных требований инстинктов или быть диктатом супер-эго, и сигналом об этой угрозе является страх. Эго может реагировать на опасность, исходящую от среды (внешняя опас­ность) сознательно выбранным действием, например, бегством. На внутреннюю опасность (со стороны ид и супер-эго) оно реагирует, используя неосознанные защитные механизмы, на­пример вытеснение, симуляцию реакции и регрессию. Они мо­гут быть достаточно эффективными, устраняя опасность из сознания, но очень часто влекут за собой симптомы неврозов или нарушения поведения. Страх — одна из главных состав­ляющих в генезисе невроза, посылается сигнал опасности, в результате которого происходит блокирование влечения — в ситуации, когда его удовлетворение кажется опасным или не­возможным из-за особенностей внешней среды или из-за не­одобрения со стороны супер-эго. Это происходит в тех случа­ях, когда есть опасность наказания или потери любимого че­ловека (боязнь кастрации, боязнь сепарации). Фрейд отводил главную роль половому влечению в формировании характера и поведения, но важно не забывать, что термин «половой» относится к любому действию, вызывающему телесное удо­вольствие. Невроз в основном зависит от способа, с помощью которого незрелое эго проходило оральную, анальную и фаллическую стадии детского полового влечения. Это сложное развитие биологически детерминировано увеличенным перио­дом детства у людей, у которых первая любовная связь была кровосмесительной, а полное удовлетворение — невозможным, что приводит к возникновению эдипова комплекса. Именно в детстве может произойти нарушение развития эго или его оста­новки на каком-то уровне. Детский невроз из-за эдипова ком­плекса неизбежен, но он не должен проявляться во взрослой жизни. Однако любой невроз у взрослого является результа­том или остановки развития, или реактивацией детского невро­за, вызванной защитным механизмом регрессии в ответ на стресс. Из теории Фрейда следует, что поведение определяется главным образом неосознанными факторами. Влечения, защит­ные механизмы и участие супер-эго обычно недоступны для непосредственного наблюдения. О них можно делать косвен­ные выводы на основания содержания сновидений, оговорок, свободных ассоциаций, симптомов неврозов и психозов. С точки зрения психоаналитической теории правильное и неправиль­ное поведение — два полюса одного континуума. Характер психического расстройства в каждом случае детерминирован степенью развития эго и защитными механизмами, участвую­щими в поддержании равновесия между влечениями, действи­тельностью и супер-эго (Freud, 1940; Fenichel, 1946).

Более поздние разновидности психоаналитической теории касались в основном источников агрессии, взаимозависимости агрессивности и полового влечения в детерминации поведе­ния, постоянности фаз развития этих влечений, источников социальных влечений, того, в какой степени культурные фак­торы могут влиять на поведение и личность, и, наконец, того, насколько поведение детерминировано структурой эго, а не только влечениями. Современные течения используют интегра­цию знаний родственных дисциплин, включая непосредствен­ное наблюдение за поведением животных и детей, достижения экспериментальной психологии в области теории научения, антропологические и социологические данные, а также различ­ные психоаналитические исследования. В результате вырисовы­вается сложная картина развития личности и моделей поведе­ния, а вместе с тем возникает и более гибкая оценка факторов, детерминирующих эти явления.

Александер и неофрейдисты (Фромм, Хорни и Салливан) отводят влиянию сексуального инстинкта на поведение более скромную роль. Неофрейдисты подчеркивают влияние социо­логических и культурных факторов па развитие личности и не считают, что специфика социального поведения определяется первичными биологическими влечениями. Они уделяют боль­ше внимания актуальной жизненной ситуации и не считают, что все психические расстройства детерминированы пережи­ваниями в детстве. В рамках более «ортодоксальных» психо­аналитических методов продолжают развиваться эго-психология и эго-анализ; эти направления намечались как в поздних трудах самого Фрейда, так и в исследованиях его дочери — Анны Фрейд. Хартман (1964) описал развитие эго и его адапта­ционную роль посредника между неосознанными влечениями и сознательной мотивацией, основанной на факторах окружения. Рапапорт (1960) выдвинул на первый план способность эго мо­дифицировать и тормозить требования как инстинктов, так и среды. Понятие автономии эго позволяет считать, что не все поведение определяется бессознательными конфликтами. Холт (1967), обсуждая это понятие и проблему воли, обращает вни­мание на данные исследований поведения в ситуации сенсор­ной депривации и предлагает заново сформулировать психо­аналитическую теорию на языке нейропсихологии. Эриксон (1965) описал фазы социального развития, параллельные фа­зам психосексуального развития. Кардинер и соавторы (1959) также подчеркивают роль эго, влияние среды и социального научения на детерминирование поведения растущего ребенка. Эти новые концепции уравновешивают теорию, согласно ко­торой поведение детерминировано противоречиями между пер­вичными влечениями. Они также позволили примирить психо­аналитическую теорию с этологией и социологией. С другой стороны, Кляйн использовала методы психоанализа для ис­следования раннего детства и подчеркнула значение своеоб­разной агрессии, выступающей в отношениях матери и ребен­ка и неизбежного конфликта на этой почве, даже в хороших внешних условиях.