Глава 2. ПРИНЦИПЫ ОБУСЛОВЛИВАНИЯ РЕФЛЕКСОВ И НАУЧЕНИЯ

Границы поведенческих возможностей каждого организма обусловлены генетически. Однако то, как он ведет себя в дан­ный момент, в значительной степени зависит от факторов сре­ды. О научении можно говорить тогда, когда в результате ка­ких-то действий или ощущений наступают достаточно устой­чивые изменения в поведении. Не каждое поведение является результатом научения: нельзя так называть перемены, вызван­ные физиологическими процессами, например ростом или ста­рением, а также преходящими изменениями, такими, как уста­лость или временное приспособление.

Влияние научения можно заметить на многих уровнях по­ведения: от простых условных рефлексов до сложных видов научения. В современной психологии термин «обусловлива­ние» относится к двум сравнительно простым эксперименталь­ным действиям: классическому и инструментальному обуслов­ливанию. Исследованиям процессов, лежащих в основе обусловливания, посвящены обширные психологические труды. Хо­тя при нынешнем уровне знаний многие экспериментальные данные совпадают и взаимодополняются, однако теоретики вы­двигают самые разные концепции и гипотезы, призванные объ­яснить эти данные.

Невозможно исчерпывающе представить обусловливание и научение в одной главе, поэтому мы постараемся описать только важнейшие теории и открытия в этой области, тесно связан­ные с проблемами этиологии и лечения психических рас­стройств. Полный перечень этих проблем можно найти в ра­боте Кимбла (1961), из которой взяты данные, представленные в данной главе. Следует подчеркнуть, что многие экспериментальные данные относятся к научению лабораторных живот­ных с помощью простых тестов; перенос этих данных на жиз­ненные ситуации — обычно более сложные, в которых речь идет о людях, обучающихся за пределами лабораторий, — обос­нован в разной степени. Не будем перечислять преимущества и недостатки аналитического или синтетического подхода. До тех пор, пока мы сможем воздерживаться от опрометчивого использования результатов, полученных в однозначных ситуа­циях, для объяснения ситуаций более сложных, анализ явле­ний, в которых заключается простое научение, представляет­ся весьма ценным. Во-первых, потому, что легче анализиро­вать простое поведение, чем сложное, а во-вторых, потому, что сложное поведение может, в сущности, состоять из цепоч­ки простых поступков или, по крайней мере, охватывать подоб­ные процессы. Однако в настоящее время связь между простым научением животных и сложными видами научения человека считается сомнительной и вызывает ожесточенные споры.